27.01.2012

Успенское шоссе (Еженедельник)

"Какое будущее ждет конезавод после расширения Москвы"

Перспективы

О туманных перспективах работы знаменитого Московского конного завода в условиях «Большой Москвы» рассказывает в интервью нашей газете Ю.Б. ПРОХОРОВ, генеральный директор хозяйства.

В рамках реализации президентского проекта «Большая Москва», как сообщает Ю.Б.Прохоров, 80 процентов территории, принадлежащей конному заводу (пастбища, сенокосы, сельхозугодия), переходят столице. Сможет ли хозяйство и дальше пользоваться этой землёй, ставшей московской, пока точно никому неизвестно. Но однозначно, если эти территории закроют шестиметровыми заборами, Московский конный завод дальше существовать не сможет.

Впрочем, генеральный директор не хочет верить в столь негативную перспективу. Перевод конезавода на новое место нереален, а на закрытие вряд ли кто-то решится, тем более если учесть, какой невосполнимый удар это нанесёт по орловской рысистой породе – российскому историческому достоянию.

«По закону мы имеем право на своей территории заниматься деятельностью по назначению…Не имеет значения, в чьём ты находишься ведении, – заверяет Ю.Б. Прохоров. – Чем мы занимались, тем и планируем заниматься дальше. Но, к сожалению, сейчас будущее конезавода зависит не только от нас…»

Оптимистические итоги прошлого года

- Для начала хотелось бы сказать пару слов о позитиве. Рад сообщить, что для нашего хозяйства итоги ушедшего года сложились далеко не худшим образом. Наши лошади установили три всероссийских рекорда. Особо почётен рекорд Приза Пиона – для лошадей старшего возраста орловской породы, – который держался более 20 лет! По результатам года наша кобыла Флористика – «звезда» бегового сезона – была удостоена почетного титула «Лучшая лошадь орловской рысистой породы 2011 г.»

Всё это очень положительно сказалось на продаже наших лошадей. Осенний аукцион стал самым успешным из всех, которые мы проводили за последние семь лет.

- А как складываются дела в конезаводстве по стране? Кризис преодолён?

- Нет, в конезаводстве ситуация продолжает ухудшаться. Хозяйства разрушаются, деградируют. Для примера приведу знаменитый в прошлом Ордена Трудового Красноного Знамени Пермский конный завод, где также выращивают орловских рысаков. Это один из лидеров в орловском конезаводстве. Но новые владельцы не планируют развивать это направление, их интересует лишь продажа земельных активов. И только благодаря энтузиазму и настойчивости С.В.Левитана и О.Ф.Чернявской сохранено маточное поголовье и продолжается заводская работа. Но перспективы очень туманные, так как договор аренды конюшни не продлён.

- Неужели такая ситуация везде?

- К счастью, нет. Назову два региона, где дела идут более или менее хорошо. Это Башкирия и Татария. Там конезаводство поддерживают республиканские власти. С осторожностью к успешным можно причислить ещё Воронежскую область, где уровень коневодства не падает за счёт энтузиазма специалистов, заводчиков и владельцев нового ипподрома.

- Прошлогодний указ президента об открытии тотализаторов на ипподромах, которого так ждали, обстановку в конезаводстве не изменил в лучшую сторону?

- Пока нет. Я бы сказал, ситуация даже ухудшается. Создано акционерное общество «Ипподромы России» - но его появление, по крайней мере, на первом этапе – сопровождается разрухой. Рушат всё, что наработано, прекращают финансирование, государственные конюшни на грани закрытия… А чиновники лишь пожимают плечами. Ипподромы не работают нормальным образом, в том числе и Московский – там всё в подвешенном состоянии. И это не стимулирует владельцев к приобретению новых лошадей.

…А в целом этот указ-то неплохой, только реализовывать его стали неправильно. Ожидается, что в марте АО «Ипподромы России» заработает, возобновится финансирование. Но до весны ещё нужно дожить…

«Присоединение территорий к Москве, на мой взгляд, это сомнительное мероприятие»

- …И в этой кризисной для конезаводства ситуации, когда специалисты отрасли по всей стране рассматривают Московский конный завод как ориентир, приходит известие о присоединении большей части территории МКЗ к столице. Эта новость стала для вас неожиданностью? Или, как руководителя, вас проинформировали об этих планах заранее?

- Никто заранее мне ничего не сообщил. Узнал об этом в начале осени, как и остальные, из СМИ. Всё оказалось полной неожиданностью. Первая реакция: очень сомнительное мероприятие.

Вскоре после этого, в ноябре, в Подмосковье состоялось совещание руководителей сельхозпредприятий, чьи территории по плану расширения Москвы переходили столице. Его провели Н.А.Савенко, министр сельского хозяйства Московской области, и А.В.Шаронов, заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики. Совещание прошло в деловой обстановке; директорам сельхозпредприятий юго-западного сектора Подмосковья были даны исчерпывающие ответы практически на все вопросы. Главное, что подчеркнул г-н Шаронов: у московского правительства никаких планов по закрытию и ликвидации сельхозпредприятий нет и не может быть. Столичные власти готовы разместить в этих хозяйствах, становящихся московскими, свой городской муниципальный заказ, например, приобретать у них продукты для детских садов, школ, больниц. На территории сельхозпредприятий никто не станет претендовать, изменяться они будут только в исключительных случаях – для государственных нужд: по согласию сторон, на условиях компенсации, т.е. будут выкупаться.

Когда я задал заместителю мэра свой вопрос: о цели выделения столице «анклава» на территориях Успенского и Ершовского округов; а также о будущем этих территорий, А.В.Шаронов, ранее с готовностью отвечавший на вопросы моих коллег из южного Подмосковья, только развёл руками. А потом, указав наверх, произнёс: «С этим вопросом нужно обращаться этажом выше».

- А потом доводилась до вас какая-то новая информация о планах присоединения?

- Через две-три недели после того совещания меня пригласили в областное правительство. Там обсуждались чисто технические вопросы – была сверка земельных документов. А затем ситуация «заглохла». Я уже подумал, что забирать наши земли в Москву раздумали. Но – ошибся.

В спешном порядке прошло заседание Успенского Совета депутатов; об обстановке, в которой оно проходило, вы писали в своей газете (см. «Успенское шоссе» № 24 (112) от 20-25 декабря 2011 г. – Ред.). Там нашлись лишь два человека, которые проголосовали против присоединения. Спасибо им за их смелость и гражданскую позицию. Но большинство поддержало это заранее подготовленное решение, его нужно было лишь «облачить» в юридическую форму.

Одновременно такое же заседание Совета прошло в Ершовском округе, на территории которого размещается часть наших земель. Там тоже большинство проголосовало за присоединение.

Затем депутаты Мособлдумы провели аналогичное голосование – с теми же результатами. Быстро вынесли вопрос о присоединении выше – и Совет Федерации утвердил весь этот процесс.

Все торопились всё утвердить. А что дальше? По Успенскому и Ершовским округам пока нет конкретной информации. Известно лишь, что решение должно вступить в силу в июле…

Никаких ограничений быть не должно. Но…

- Какие территории конезавода отходят к Москве? У вас что-то остаётся?

- Переходит порядка 80 проц. наших земель. Это – пастбища, сельхозугодия, сенокосы и т.д. Остаётся меньшая часть: территории, примыкающие к посёлкам, сёлам, деревням, а также к производственным помещениям. Организаторы исключили из процесса присоединения наших территорий все населённые пункты – потому что, видимо, они им не нужны. И из-за того, что в таком случае пришлось бы проводить референдумы…

- И что – на перешедших к Москве 80 проц. ваших территорий Конному заводу нельзя будет проводить хозяйственную деятельность?

- Нет, к счастью, пока вопрос так не стоит. По закону мы имеем право на своей территории заниматься деятельностью по назначению. Другими словами, не имеет значения, в чьём ты находишься ведении: изменится лишь структура отчётности и другие формальности. Главное – чем мы занимались, тем и будем заниматься. Я на это надеюсь…

«Я очень надеюсь на здравый смысл руководителей нашей страны»

- …Но полной уверенности в то, что именно так и будет, мне кажется, у вас нет… Да и г-н Шаронов не смог чётко ответить на ваш вопрос о перспективах успенских территорий. Это тоже о многом свидетельствует…

- Да, к сожалению, здесь не всё зависит от нас. А от того, какие планы на наши территории у руководства страны: не побоюсь это сказать – именно высшего руководства, а не у областных или районных властей; а тем более не у администрации Успенского округа.

Насколько эти планы будут сопоставимы с нашими, Конного завода? Я очень надеюсь на здравый смысл руководителей страны, на то, что они понимают: нельзя развалить то немного, что осталось сегодня в стране, в конезаводстве. Хотелось бы, чтобы руководство (если у него действительно есть виды на нашу территорию, планы что-то создать, построить) отнеслось к будущему использованию земель взвешенно, с учётом наших интересов, чтобы застройка была ограниченной и не обременяла нашу основную деятельность.

- Предусмотрены ли какие-то компенсации для Конного завода за присоединение ваших территорий к Москве?

- Нет, никаких компенсаций не предусматривается. Планируются выплаты из бюджета Москвы в бюджеты Подмосковья – как возмещение потерь в налоговых поступлениях.

- Давайте рассмотрим «позитивный вариант» дальнейшего развития ситуации. Никто не будет мешать вашему предприятию работать на столичной территории, Москва возьмёт хозяйство «под своё крыло»  не зря же вы называетесь «Первый московский конный завод»… Вы верите в такой ход событий?

- Хотелось бы верить, конечно. У меня есть некоторые надежды, связанные с мэром столицы С.С.Собяниным. Мне он очень импонирует, хотя я с ним не знаком, никогда не общался. Но я знаю многих жителей Тюмени, где он был губернатором. И они о Сергее Сергеевиче очень тепло отзываются. Наши коллеги, например, благодарны ему за поддержку областного сельского хозяйства. Смею вас уверить – она гораздо выше, чем у нас в Подмосковье. Поддерживал С.С.Собянин и тюменское конезаводство: на наших аукционах заводчики из Тюмени, покупая лошадей, получали дотации из областного бюджета – за приобретение племенных животных. В бытность губернатором Сергей Сергеевич нередко приезжал на Тюменский ипподром, на всероссийские и зональные соревнования, награждал победителей заездов…

Поэтому у меня есть определённые надежды, что он поддержит наше желание продолжать работу хозяйства на территориях, ставших столичными, и доведёт его до руководства страны.

«Перевести Конный завод на другое место – полное безумие»

- А теперь – «негативный вариант». Представим, перешедшие к Москве ваши пастбища и угодья закроют шестиметровыми заборами, доступ туда прекратят, в пойменных землях возведут новую резиденцию с большими парками, полями для гольфа, теннисными кортами… А Первый московский конный завод решат переместить куда-нибудь за Вязьму, и станет он называться, предложим, «Первый Смоленский». Что скажете о таком варианте?

- Люди, которые считают, что Конный завод можно взять и «перенести» на другое место, глубоко ошибаются. За тридевять земель отсюда никто из специалистов не поедет. А без них, без профессионалов-конников, которых и так в стране осталось совсем немного, – племенное конезаводческое хозяйство погибнет. Надеяться же, что кто-то построит в чистом поле комфортабельный посёлок для обустройства специалистов, проведёт коммуникации, создаст инфраструктуру, возведёт конюшни, сопоставимые с теми, что стоят у нас, – по меньшей мере наивно!

- Можно сказать, что прекращение деятельности Московского конного завода приведёт к тяжёлому удару по российскому историческому достоянию – орловской рысистой породе?

- Конечно! Я уже говорил, что сейчас в стране – кризис коневодства. С орловскими рысками ситуация особо сложная. На сегодня по всей России осталось лишь пять конезаводов, занимающихся этой уникальной породой в соответствии со всеми требованиями. Причём, один из них – Пермский, как говорилось, на грани закрытия. Прекратит работу наше хозяйство – орловская рысистая может оказаться на грани гибели! Это будет невосполнимая потеря!

- Здесь можно надеяться на поддержку общественности, научного сообщества?

- Поддержка есть, надеяться на неё можно. Но, если события будут развиваться по негативному варианту, то, мне кажется, здесь вряд ли что может помочь. Ведь в нашей стране это несопоставимые силы: общественное мнение и административные ресурсы. Вторые всегда будут перевешивать.

«Мы заверяем, что никаких планов по прекращению работы Конного завода у нас нет!»

- Какова сейчас обстановка в коллективе конезавода?

- Тяжёлая, непростая. Люди обижаются: с нами не только не согласовывали планы по переводу земли, нас даже в известность об этом толком не поставили. В таких условиях работать трудно. Мы постоянно объясняем коллективу, что у руководства хозяйства нет никаких планов по прекращению трудовой деятельности Конезавода, нет никаких планов по сокращению поголовья. Что мы собираемся нормально работать, выполнять свою производственную программу.

Ещё раз повторю: всё, что зависит от нас для сохранения нашего хозяйства, мы сделаем. Но не всё зависит от нас. Будем надеяться на здравый смысл нашего руководства!

- Успехов вам!

Вёл беседу Олег КРАСНОВ.


Возврат к списку